Из самозаточения – за решетку: зачем соратнику Саакашвили имидж пламенного революционера

Никанор Мелия обвиняется в организации штурма парламента 20 июня 2019 года.

ТАСС
28 фев 19:43

В Грузии не прекращаются митинги. Вторую неделю там кипят страсти вокруг одного из главных оппозиционеров страны, представителя партии Михаила Саакашивли – Никанора Мелии. В начале этой недели его все-таки арестовали. Из Тбилиси – корреспондент телеканала «МИР 24» Михаил Робакидзе.

«Господин Мелия, нам известно, что вы находитесь здесь. Покиньте помещение и сдайтесь полиции».

А в ответ – тишина. Здание из стекла и бетона – словно неприступная крепость. Живой щит лидера оппозиционного «Национального движения» Никанора Мелии – сотни соратников, которые все последние дни несли круглосуточную вахту в ожидании штурма.

«Туда его, негодяя. День-другой отсидит и шелковым станет». – «Ой, куда вы меня ведете?».

Все как в грузинском мюзикле «Мелодии Верийского квартала». Жандармы сажают всех, независимо от того, совершали они преступление или нет.

Цена вопроса – 40 тысяч лари, или 12 тысяч 30 долларов. Эту сумму Мелия отказался внести в качестве залога за сорванный электронный браслет. Фаворит Саакашвили обвиняется в организации штурма парламента 20 июня 2019 года.

«Никанор Мелия – криминальный элемент. Он еще до 2012 года, во время правления прежней власти, совершал преступления, за что был осужден, а в 2019 году попытался совершить государственный переворот. Мы – правовое государство, и если хотим, чтобы в стране был порядок, то необходимо обеспечить этот порядок», – заявил премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили.

Спецоперацию провели в первый рабочий день нового премьер-министра. Еще накануне, во время утверждения в парламенте состава правительства, Гарибашвили заявил: постановление суда об аресте Мелии должно быть исполнено. Партия сказала «надо», в МВД ответили – «есть».

«Если бы они его не арестовали, значит, нет власти вообще. Значит, беспредел. Человек каждый день демонстрирует: вот, я нарушаю закон, и после этого нет реакции. Тогда каждый скажет – ему можно, а мне почему нельзя», – считает политолог, руководитель аппарата правительства в 1993-2006 гг. Перте Мамрадзе.

Это как в шахматных поддавках: игрок под названием «Национальное движение» отдает все важные фигуры. Все ради победы. Прокуратура готова пойти на компромисс. Мелии дают еще один шанс – освободят, если заплатит.

«Леван, если мы в трехдневный счет не погасим долги, все наше имущество будет продано с торгов». – «Читай, читай». – «Прежде всего, 500 тысяч наличными деньгами, а потом...».

«Это письмо моего друга Ники Мелия. Пишет из тюрьмы. Благодарен всем, кто продолжает борьбу за свободу и демократию. Говорит, что даже в камере он чувствует свободу и уверен в нашей победе», – рассказала член партии «Национальное движение» Хатия Деканоидзе.

Но оппозиция привыкла быть в роли жертвы. Телеграфирует заокеанским лоббистам о конце грузинской демократии, бьет автопробегом по несправедливости, устраивает шествия и акции протеста. Площадь перед парламентом на проспекте Руставели превратилась в палаточный городок. Активисты дежурят за себя и за того парня. Пока они здесь, лидеры оппозиции в теплых кабинетах партийного офиса готовят протестную весну 2021 года.

Отсутствие людей на митингах оппозиция объясняют просто. Не все могут стоять на страже демократии, когда на дворе – ноль. Власти тоже считают головы. Раз перед парламентом негусто, значит, можно не обращать внимание на костры и палатки.



ДРУГИЕ НОВОСТИ ОБЩЕСТВА