Нино Бурджанадзе рассказала об отношениях с Россией и женщинах в политике. ЭКСКЛЮЗИВ

Какими будут предстоящие выборы в Грузии, вступит ли страна в ЕАЭС и легко ли быть женщиной-политиком

МТРК «МИР»
01 окт 12:14

Бывший спикер парламента Грузии, руководитель партии «Демократическое движение – Единая Грузия» Нино Бурджанадзе в эксклюзивном интервью программе «Дословно» на телеканале «МИР» рассказала, как она относится к предстоящим выборам в стране, возможно ли, что Грузия вступит в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), а также о том, каково быть женщиной-политиком.

- Нино Анзоровна, здравствуйте. О чем говорят женщины, и о чем говорят грузинские женщины?

Н.Б.: Ну женщины говорят о много, о разном, в зависимости от обстоятельств. В Грузии на данный момент женщины слишком много говорят о политике, к сожалению. Это говорит о том, что политика очень сильно вошла в их жизнь, от политических решений очень многое зависит в стране, в их жизни, в жизни их семей. Это не очень хорошо, когда женщины вместо того чтобы посплетничать, отвести душу, друг с другом начинают разговаривать о политике. Это, к сожалению, сейчас очень часто бывает.

- А это не плюс: нет других проблем, поэтому говорят о политике?

Н.Б.: Нет, это как раз говорит о том, что проблемы есть. И проблемы исходят из неправильной политики, и из тех сложностей, которые они испытывают в каждодневной жизни, именно потому что политики не могут до конца решить те проблемы, которые стоят перед государством и перед их семьями.

- Какие сферы жизни женщин это затрагивает?

Н.Б.: Это касается и экономики, и социального обеспечения. Это касается и безработицы, потому что для любой матери очень важно, чтобы она была уверена в том, что ее дети не только получат хорошее образование (что тоже проблематично иногда), но и найдут работу и смогут достойно работать в своей стране. Это и проблема стабильности: в стране слишком много нерешенных проблем. Так что проблем хватает, увы.

- В октябре в Грузии пройдут президентские выборы. Какой президент сейчас нужен Грузии? И так ли это важно, учитывая то, что сейчас Грузия – парламентская республика и основные решения принимает все-таки премьер-министр и кабинет министров?

Н.Б.: Вы знаете, то, что Грузию сделали парламентской республикой, я считаю, что это преступление против грузинского народа. Я хорошо знаю – не только как политик, но и как юрист – специфику парламентской республики, и Грузия не готова для того, чтобы быть парламентской республикой. Для парламентской республики нужна серьезная демократическая традиция, для парламентской республики нужны серьезные партии, которые имеют основу очень серьезную, а не партии, которые создаются в Грузии, к сожалению, очень часто по зову одного или двух человек. Исходя из проблем, которые стоят перед страной, – это и конфликты нерешенные, это и территориальная целостность, это и сложные отношения с Россией, это и сложные социально-экономические проблемы, – Грузии нужен был сильный президент, сильная президентская рука. И очень важно было в Грузии иметь человека в ранге президента, который мог бы вести серьезный диалог на международной арене, в первую очередь с Российской Федерацией. Но, к сожалению, абсолютно все сделали господин Иванишвили и его команда, чтобы абсолютно выхолостить институт президента. И именно поэтому я и отказалась от участия в выборах. Это был один из основных моментов. Потому что, даже выиграв президентские выборы, у меня не было бы никаких рычагов поменять внутреннюю или внешнюю политику Грузии, реально провести те реформы, которые стране необходимы, и это только дискредитировало бы меня в глазах народа.

Народ сейчас разочарован, президентские выборы вызывают только горькую усмешку. А еще очень важно то, что, к сожалению, за последние годы люди увидели, что в Грузии практически выборы не проводятся – выборы просто пишутся олигархом, который тратит огромные деньги (и то не всегда свои) и покупает голоса выборщиков или просто переписывает бюллетени. Вот, например, очень интересный факт, что в Приморском крае аннулировали выборы. Я вам скажу честно, что я очень внимательно смотрела за этим эпизодом и я действительно хотела, чтобы это произошло. Потому что я чувствовала, что там действительно есть нарушения, и для России важно, чтобы, если есть нарушения, центральная избирательная комиссия приняла бы такое сильное и жесткое решение – аннулировать выборы. А когда у нас проходили выборы в 2016 году, в Грузии, которую называют чуть ли не маяком демократии до сих пор, наша партия подала с трех тысяч участков – в Грузии всего три тысячи участков – 700 исков. Ни один из этих исков не был удовлетворен. Мы просили единственно открыть участки и пересчитать, хотя бы один участок, чтобы быть уверенными, что цифры, которые нам предоставили, соответствуют действительности. Суды, центральная избирательная комиссия, правительство отказали нам в открытии даже одного участка, понимая, что если откроют один, будет действовать принцип домино. Поэтому люди очень разочаровались в выборах в Грузии.

- А вы будете призывать свой электорат за кого-либо голосовать?

Н.Б.: Нет, поскольку я считаю, что выборов справедливых не будет. Это раз. Во-вторых, я считаю, что нет никакого смысла сейчас за кого-либо голосовать, тем более что я не вижу достойного кандидата, который хотя бы минимально соответствовал бы тем стандартам, которые я считаю необходимыми для президента Грузии.

- Грузия уже в течение почти десяти лет так или иначе заявляет о своем желании или намерении вступить в НАТО. Почему до сих пор этого не произошло?

Н.Б.: Знаете, Грузия не только десять лет, как об этом говорит. Об этом Грузия говорит с 1990-х годов. И впервые, мне кажется, это было озвучено в 1997 году. Я вам скажу честно, я тоже в свое время считала, что Грузия должна вступить в НАТО и что для Грузии это будет зонтиком безопасности. Но это был другой мир, это было до 2008 года. После 2008 года я резко изменила свою позицию. Меня иногда в этом упрекают: в Грузии упрекают массово, но иногда упрекают и в других местах. Я говорю, что я как политик, как ответственный человек должна реагировать на реалии, которые есть на самом деле. Я считаю, что сейчас люди, которые говорят о том, что Грузия должна вступить в НАТО, или не понимают, или просто не хотят понимать, что это вредительство для Грузии. Грузия должна сотрудничать со всеми – и с НАТО, и с Евросоюзом, и с Западом, и с Востоком, и с Югом, и с Севером, но Грузия должна понимать, что для нас на сегодняшнем этапе принципиально важно уладить отношения с Россией. Поэтому я считаю и я считала важной на парламентских выборах инициативу относительно внеблокового статуса Грузии. С этой инициативой я выступала и именно из-за этой инициативы нас наказали в определенном смысле, когда нам просто не дали возможности войти в парламент, а эту инициативу называли «блефом Бурджанадзе». Хотя я уверена, что это была замечательная инициатива и она помогла бы нам в том числе в разговоре с Россией.

- Нино Анзоровна, учитывая то, что Грузия ратифицировала соглашение о партнерстве с Евросоюзом, как вы видите будущее страны? И возможно ли, чтобы Грузия вступила в евразийское экономическое пространство?

Н.Б.: Во-первых, наши отношения с Европейским союзом, с европейским сообществом, я считаю, должны развиваться. Хотя и говорить о членстве в ЕС тоже неправильно, потому что у ЕС достаточно проблем, и не до Грузии. Говорить относительно Евразийского союза, мне кажется, тоже совершенно рано, потому что есть очень много вопросительных знаков не только относительно вступления Грузии, но и вообще относительно окончательного функционирования этой организации. Я вообще считаю, что любое государство в каждый конкретный момент должно принимать решения, которые важны для государства. И главное не в какую организацию вступишь, а как будешь защищать свои интересы и как будешь осуществлять свои интересы и как будешь использовать эти международные инструменты для своего государства.

- Насколько сложно быть женщиной в политике?

Н.Б.: Женщиной вообще быть сложно. Сложно, потому что на женщине самая важная функция воспитания будущего поколения, самая важная функция сохранения семейного очага, а без семейного очага невозможно сохранить те ценности, которые важны. Мне импонирует то, что в России сейчас очень много говорят о семейных ценностях, о традиционных ценностях, о том, что нужно быть милосердным. И в политике, конечно, женщинам тяжело, потому что это сложно, это очень большая ответственность, это требует определенной жесткости. Я знаю одно: если женщины и мужчины будут друг другу подставлять плечо и помогать, а не вставлять палки в колеса, то мир будет лучше.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ



ДРУГИЕ НОВОСТИ ПОЛИТИКИ